Мой дом

Мой дом — это Я

Каждый из нас понимает, что такое дом: здесь любят, страдают, смеются, обнимают друг друга, иногда плачут. Собираются за столом, разговаривают, смотрят друг другу в глаза. Еще недавно здесь рождались и умирали. А что сегодня? Как изменились наши чувства в эпоху, когда можно жить на два-три дома или вообще «в самолете»? Мечтаем ли мы о собственной усадьбе или предпочтем стерильную современную квартиру, где самое главное – кровать, душ и беспроводной доступ в интернет? Кочевники с мобильными телефонами и планшетами, мы все-таки боимся утратить свой «причал».

Ценность дома осталась прежней – во всяком случае, эмоциональная. «Современным людям дом нужен так же, как и раньше, несмотря на то что мы стали динамичными и независимыми: открыл ноутбук в чистом поле и вышел в мировое пространство, – считает психоаналитик Екатерина Калмыкова. – Мы привязаны к месту нашего обитания и в этом мало отличаемся от наших предков». Лишь 4% участников опроса на нашем сайте нуждаются в доме только для ночлега!* Больше половины с удовольствием обустраивают свое жилище: ремонтируют, усовершенствуют, украшают, воплощают собственные идеи или вдохновляются картинками из журналов. За что же мы любим наш дом больше всего?
Защита и опора

НАШ ДОМ ГОВОРИТ О НАС ДРУГИМ, НО И НАМ САМИМ ОН МОЖЕТ МНОГОЕ ОБЪЯСНИТЬ В НАШЕЙ ВНУТРЕННЕЙ ЭВОЛЮЦИИ.

«Дом – это место, где я чувствую себя в безопасности», – сказали 28% опрошенных; второй по популярности ответ – «место, где все связано с семьей» (26%). Ощущение «у меня есть дом» близко к ощущению «у меня есть семья». И в наше время, когда семей в традиционном понимании становится меньше, а одиноких людей, свободных отношений и вторых-третьих браков – больше, мы иногда хотим опереться… на стены своей квартиры. Хотя дело не в стенах, конечно. Нас оберегает и дает чувство опоры другое – простые знакомые вещи, родные запахи, дорогие воспоминания… В этом смысле ощущение «я дома» всегда переносит нас в родительский дом.

Будем справедливы: во все времена были люди, предпочитавшие проводить жизнь в отелях или просто часто переезжать с места на место. «Страстное «в Москву, в Москву!» – это тоже про страх закоснеть, про жажду внести в свою жизнь какие-то изменения, – считает юнгианский аналитик Татьяна Ребеко. – Мы устроены так, что хотим и стабильности, и перемен. Дом, конечно, – отражение первого желания».

«В нашем воображении дом – часть пространства, отгороженная от мира, куда почти не проникают внешние раздражители, то, что мы никогда не потеряем», – объясняет Екатерина Калмыкова. Это очень важно – знать, что есть место, куда мы всегда сможем вернуться. «В очень мобильной Америке, которая вся на колесах, или в европейских странах, где легко меняют место жительства, на Рождество все, как правило, съезжаются к самому старшему (или самому «оседлому») члену семьи», – отмечает Татьяна Ребеко.